kronsh (kronsh) wrote,
kronsh
kronsh

Categories:

Московия до Петра глазами иностранцев

Выдержки с http://www.pravoslavie.ru/1789.html
Выбрала наиболее интересные.

Павел Иовий Новокомский (1483—1552)  Епископ Ноцерский, знаменитый итальянский историк XVI века, в Москву Павел Иовий был отправлен Климентом VII для переговоров 1526:
"Здесь родятся дыни, черешни, вишни, пшеница, рожь, два вида проса (miglio, panico) и разные сорта овощей. Здесь нет какой-либо рудной жилы, золота, серебра и драгоценных камней; [зато] в изобилии имеется медь, железо и свинец. Но природа вознаградила Москвитян, дав им драгоценные меха, которые покупают из гордости и хвастовства люди изнеженные и тщеславные и платят за них чрезвычайно дорого – дело неслыханное прежде, когда они, зная наше тщеславие, продавали [нам] меха за совершенный бесценок. У них водится множество животных, имеются леса, прекрасного качества и богатые травой пастбища, воск и в большом изобилии мед; ибо он не только обильно собирается пчелами в ульи, но им полны в лесу деревья, в [дуплах] которых очень часто находят весьма значительное количество меда. В их лесах живут лютые звери, а в той части, которая обращена к Пруссии, водятся большие и весьма сильные медведи и какие-то животные, похожие на быков: они называются бизонами (besonti). В этих лесах водятся [также] животные, похожие на оленей, но с [особенной] мордой и длинными ногами с несгибающейся щеткою (senza giuntura): их называют лосями (Lozzi). Здесь встречаются множество диких и огромных волков с черной шерстью, другие виды больших медведей и иных бесчисленных животных, о которых я не говорю для краткости."
Московиты отпускают в Европу лучший лен, коноплю для канатов, воловью кожу и множество воску."

Кобенцель Иоанн — австрийский дипломат, посол императора Максимилиана II, ХVI в.:
"На днях Государь (Иоанн Грозный) учредил на Ливонской границе большие кладовые для соли, что будет приносить ему миллион талеров ежегодного дохода и причинит великий ypoн Франции, которая прежде сбывала там свою соль. В Швецию, Данию и в окрестные Государства, также в земли около Каспийского и Черного морей, отправляет он огромные запасы хлеба и других произрастаний. Туда же посылает он железо, воск, сало, пеньку, поташ и разной доброты мех, имея все это в излишестве. Но сам он в чужеземных произведениях надобности не имеет: все нужное получает он дома. Словом, Московский Государь до того могуществен, что тот, кто не бывал в его владениях, не в состоянии будет постигнуть его величия, в особенности же примерной покорности его подданных, из которых каждый почитает себя счастливейшим, находя возможность жертвовать за него жизнью и кровью, — уже не говорю о имуществе».
В Швецию, Данию и в окрестные государства, также в земли около Каспийского и Черного морей, отправляют они огромные запасы хлеба и других произрастаний."

Орудж-бек Баят, Дон Жуан Персидский (1560 — 1604):
"Мы пробыли в городе восемь дней, причем нас так обильно угощали, что кушанья приходилось выбрасывать за окно. В этой стране нет бедняков, потому что съестные припасы столь дешевы, что люди выходят на дорогу отыскивать, кому бы их отдать. Должно знать, сколь могуществен Государь, имеющий пребывание в этом городе. Он Великий Князь и Царь Московский, властитель пятнадцати княжеств, шестнадцати королевств и двух ханств."

Юрий Крижанич, «Разговоры о владетельстве», середина 17-ого века:
"Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы..., а что можно выдумать нелепее того, что даже черные люди и крестьяне носят рубахи, шитые золотом и жемчугом?... Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шелка… Следовало бы запретить простым людям употреблять шелк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие черные люди носят шелковые платья. Их жен не отличить от первейших боярынь."

КРАТКОЕ ИЗВЕСТИЕ О РУССКОЙ ТОРГОВЛЕ, КАКИМ ОБРАЗОМ ОНАЯ ПРОИЗВОДИЛАСЬ ЧРЕЗ ВСЮ РУССИЮ В 1674 ГОДУ. О заводах железных.
"Около Москвы находятся теперь три железных завода. Первый и самый большой принадлежит собственно и наследственно Петру Марселису. Родом он датчанин, но родился и воспитан в Москве, и в нынешнем году заплатил своему зятю Томасу Келлерману за 3/4 в заводе 20.000 р. Завод сей лежит рассеянно слишком на 30 верстах, и большею частью в трех разных местах за Окою между городом Сирпековым (читай Серпухов) и дорогою, туда лежащею, близ города Тулы и по тy сторону оного. Начинается в 20 верстах от Чирпекова и знатнейшая часть называется dewols. Отсюда в 20 верстах есть речка, по которой водой можно ездить в Москву. Весь завод состоит из трех плавильных печей и 10 молотов с двойными горнами. Две печи стоят вместе, а третья — особенно. Лучшая руда находится за Тулою в том месте, которое большею частью отдалено от Москвы. На сем заводе делают: 1) Полосовое железо, низкого, среднего и высшего разбора. Низкое очень много употребляется для стен в церквах, монастырях и домах. Среднее вытягивается на 16 фут. Из лучшего делают они, между прочим, также пороги к железным дверям и ставни, а как теперь день ото дня более строится каменных домов, в которых все наружные двери и оконные люки, по причине частых пожаров, делаются из железа, то на это выходит немало полосового и листового железа.
2) Пушки, самые большие льют в 18 шифф; но Марселис говорит, что скоро может делать 24-фунтовые. Перед сим отослали их через Архангельск в Голландию, где они на пробе разорвались. Каким же образом пробуют они их у себя дома, и какие у них пушки, мне неизвестно; но наверное знаю то, что у Марселиса нет красно-ломкого железа, а напротив того, много холодно-ломкого, из чего заключить можно, что и пушки его не могут быть хороши.
3) Куют пушки различной длины и калибра с шурупами и внутри очень гладкие, которые заряжаются свинцовыми ядрами и делаются только напоказ и для любопытства знатным господам, потому что обходятся очень дорого. Теперь сделаны две для Датского короля, длиною в 7 пяденей и обошлись (по словам Марселиса) в 150 pуб. За несколько лет до сего умер один иностранец, который сии кованые пушки умел хорошо набивать обручами. Из таковых видел я еще несколько между стрелецкою артиллериею: на них было по 18 обручей. Теперь однако же никто более не умеет сего делать."

Лизек, австрийский дипломат, секретарь посольства ХVII в.:
"Смородины, вишен, яблок и слив, огурцов, арбузов и дынь родится множество, отменной доброты и необыкновенной величины. Нам подавали дыни весом более 20 фунтов, и люди, заслуживающие полное доверие, утверждали, что бывают дыни в 30 и даже 40 фунтов.
Недостатки своей страны русские пополняют посредством торговли в Архангельском порте на Белом море, променивая иностранцам хлеб, меха, кожи, мед и воск. Голландцы, датчане, шведы, немцы, ганза, татары, персы и поляки доставляют им вино, сукна, шелк, драгоценные камни, серебро и золото в таком множестве, что в целом государстве нет других денег, кроме серебряных и золотых."

Рейтенфельс Яков — курляндский дворянин, ХVII в.:
"Подле Скородума простирается обширнейшая площадь, на которой продается невероятное количество всякого леса: балок, досок, даже мостов и башен, срубленных уже и отделанных домов, которые без всякого затруднения после покупки и разборки их перевозятся куда угодно."

Корб Иоанн - австрийский дипломат, секретарь австрийского посла Гвариента, посещал Россию в самом конце 17 века:
"Московитская монета всегда чеканилась из чистого и хорошего серебра. Никому не позволено вывозить с собою из Московии наличных денег."

Путешествие антиохийского патриарха Макария в Москву в середне XVII. СПб. П.П.Сойкин. 1898:
"Знай, что в земле казаков и московитов мы, вообще, не видали человека, пораженного уродством, телесным недостатком или слепотой, расслабленного, прокаженного или (иного) больного, а если и встречается, то это кто-нибудь из богачей, страдающий болью в ногах-подагрой. Во все время пребывания нашего в этой стране у нас не появлялась на пальцах заусеница; а волосы у нас на голове, которые были жестки, стали очень нежными, как андарийский шелк. Знай, что мало есть таких бедняков, которые ходят по этому городу, прося милостыню, ибо царь распределил их между вельможами по известному числу, для получения ежедневного пропитания по спискам; и каждый боярин содержит свое число бедняков. Существует много домов для помещения их, и ежедневная выдача от царя и царицы; равно получают ее и заключенные."

Дневник путешествия Энгельбрехта Кемпфера по России в 1683:
В его дневнике иногда упоминаются занятия населения: плавка железа (22 сентября 1683 г. на пути из Мурома к Нижнему Новгороду путешественники миновали деревню примерно с тысячью крестьян. Далее всюду встречались горны (?) — «eiserne Manufactured) число которых Олеарий определил как 300.

Описание Московии при реляциях гр. Карлейля:
"В окрестностях Москвы и в соседних княжествах земля освобождается от снега обыкновенно в начале апреля; посевы же производятся не ранее мая месяца, так как земля нуждается во времени, чтобы отмерзнуть; все это ни сколько не препятствует, чтобы рожь не была бы готова для жатвы в июле месяце. Снег, тающий весною, после долгого лежания на поверхности земли, размягчает ее, приготовляет к получению силы от солнечных лучей и, благодаря жаре днем и прохладе ночью, рожь поспешно развивается и менее, чем в два месяца, созревает. Правда, страна не везде одинаково плодородна: провинции, близко лежащие к северу и северо-западу почти не производят ржи, но за то остальные производят ее не только для своего государства, но и для других. Как много страна производит ржи, так же много и плодов: слив, груш, вишен, яблок, нет только плодов, требующих много времени для созревания: орехов, винограду и проч.
Зелени и огородных овощей очень много; но изобильнее лука и чеснока ничего нет. Есть также множество огурцов, тыкв, и дынь, между которыми встречаются поразительной величины. Сверх того есть много меду, пчелы сами без помощи человека делают свои соты. Что касается соли, то северные княжества могут в изобилии снабжать остальные. Так как страна эта богата пастбищами, то встречается очень много скота."

Адам Олеарий (ок. 1599—1671), немецкий ученый и путешественник. Описание путешествия в Московию:
"Лавочники на хлебном рынке покупают несколько хлебов, разрезают их и делят между нищими, которых в Москве чрезвычайно много. У этих нищих от таких милостынь получается столь большое изобилие, что они режут хлеб в четырехугольные куски, сушат в печах и продают эти, по их выражению, «сухари» целыми мешками на рынках проезжим людям.
В Москве хорошие огурцы, лук и чеснок в громадном изобилии. Дыни производятся там в огромном количестве. Дынь не только растет здесь весьма много, но они и весьма велики, вкусны и сладки, так что их можно есть без сахару. Мне подобная дыня в пуд весом была поднесена добрым приятелем на дорогу, когда я уезжал из Москвы.
Те, чьи дома погибли от пожара, легко могут обзавестись новыми домами: за Белой стеной на особом рынке стоит много домов, частью сложенных, частью разобранных. Их можно купить и задешево доставить на место и сложить.
Что же касается кремлевских церквей, то в них колокольни обтянуты гладкою, густо позолоченною жестью, которая, при ярком солнечном свете, превосходно блестит и дает всему городу снаружи прекрасный облик. Вследствие этого некоторые из нас, придя в город, говорили: «Снаружи город кажется Иерусалимом, а внутри он точно Вифлеем».

Павел Алеппский, сирийский священнослужитель, ХVII в.:
"Некоторые греки рассказывали нам, что ежегодный доход турок — двадцать четыре миллиона золотом, и эту сумму они вымогают неисчислимыми беззакониями, а ежегодный доход Московского Царя, по закону справедливости и правильно собираемый, составляет тридцать шесть миллионов. Все это получается от торговли пшеницей и рожью, продаваемой во все франкские земли, и от перечеканки пиастр-реала в ходячую монету. Третий доход — выкуривание водки, ибо все винокуренные заводы во всем государстве принадлежат Царю. Царь получает большие суммы от таможни в Архангельске. Эти миллионы правительство собирает законным путем."

"Есть ряд для железных вещей, принадлежностей для дверей, окон и прочего, больших котлов, уполовников, сковород — все из чистого железа превосходной работы. Есть ряд для продажи чудесных выпуклых и гладких оконниц из каменного хрусталя (слюды), который не ломается, но гибок, как бумага."

И пара высказываний 18 века
Юль Юст — датский посол в России в 1709—1712 гг.:
В казацкой Украине благоденствуют и живут припеваючи. Пользуясь изобилием во всем, они беспошлинно продают и покупают, промышляют и торгуют, чем угодно, платя только необременительную подать гетману.

Кокс Уильям (1748—1828) — английский историк:
Рынок этот находится на большой площади и представляет собой целую массу готовых деревянных домов самого разнообразного вида. Покупатель, являясь на рынок, объявляет, сколько хочет иметь комнат, присматривается к лесу и платит деньги. Со стороны покажется невероятным, каким образом можно купить дом, перевезти и поставить его в одну неделю, но не следует забывать, что здесь дома продаются совершенно готовыми срубами, так что ничего не стоит перевезти их и собрать вновь.
Tags: Московия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments